Состояние напряжения

Настя МустафинаИнъекции препарата «Диспорт» помогут Насте МУСТАФИНОЙ вернуть жизнь недвижимой руке, уберут боль в неразгибающихся ногах. В год нужно два флакона. Стоит это 200 000 тенге.

Мама и Настя похожи больше на сестер — почти все так говорят. У них одинаковые улыбки и ясные глаза. Настя говорит, что мама веселая: всегда старается подбодрить, даже когда тяжело. А папа трудолюбивый очень, много работает — он один кормит семью (у Насти еще сестренка есть), оплачивает съемную квартиру. Несколько лет Мустафины переехали из Узункольского района в город. Здесь ближе к больницам, проще уезжать на реабилитацию, да и работы больше. Настя считает, что с родителями ей повезло.
– За что ты больше всего их любишь? – спрашиваю.
– Они обо мне заботятся. Другие могли отказаться от такого ребенка…
Оторопь берет от этого неожиданного ответа. «Откуда ты знаешь, что от детей могут отказываться?» – спрашиваю. Настя говорит, что что-то читала, о чем-то от других ребят слышала: ведь на реабилитацию девочку возят постоянно, она общается со сверстниками.
Анастасия умна. На домашнем обучении, учителя к ней приходят. Сейчас вот последний класс заканчивает. Больше всего историю любит. И увлекается Востоком — читает статьи о Японии, Корее. К своему недугу относится философски. Хотя работает у Насти только одна рука (правая и девочка этому рада), а колени не разгибаются никогда. Даже спит девочка так: с согнутыми и сведенными спастикой ногами. Спастика — это состояние постоянного напряжения мышц.
Помогают их расслабить инъекции препарата «Диспорт» — это токсин, вырабатывающийся возбудителем ботулизма. Препарат этот важен для пациентов с диагнозом ДЦП, он снижает спастику и активизирует мышечную деятельность. Мы уже писали о том, что этой осенью «Диспорт» начали делать в костанайском отделении реабилитации при детской городской больнице. Заведующая отделением Татьяна Костенко прошла обучение, больница закупила препарат. Но на всех его не хватило. Пока неизвестно, будет ли он закуплен вновь. А Насте важно получить уколы именно сейчас, пока еще не все упущено.
Татьяна Костенко говорит, что, конечно, нужно было девочке его получать еще в детстве, тогда бы можно было спасти ноги. Но препарат очень дорогой, два флакона стоят 200 000 тенге. Два флакона — это на год, на два курса. Можно, если не распрямить сведенные ноги, то хотя бы облегчить боль. И можно попытаться спасти левую руку, она еще не совсем потеряла подвижность. Сама семья такую сумму не наберет. Одна надежда — на вашу помощь.
Мария ШИЛО
фото Константина ВИШНИЧЕНКО